Иванов-Остославский
Воскресенье, 22.10.2017, 00:16
Меню сайта

    Форма входа

    Категории раздела
    Александра Барболина [3]
    Поэзия.
    Наталья Григорьева [3]
    Поэзия.
    Валентина Остославская [1]
    Воспоминания об отце.
    Премия Арт-Киммерик [2]
    Открытая Независимая литературная премия Арт-Киммерик.
    Елена Воробьева [22]
    Поэзия
    Екатерина Никифорова [17]
    Поэзия
    Елена Ерофеева-Литвинская [7]
    Поэтесса
    Елена Семёнова [5]
    Поэзия и проза
    Игорь Михайлович Иванов [14]
    Поэзия и проза
    Татьяна Хворостинина [5]
    Стихи
    Наталья Кислинская [1]
    Поэзия
    Протоиерей Василий Корнильевич Фролов [1]
    Проза
    Слово о полку Игореве [1]
    Древнерусский эпос
    Михайло Ломоносов [1]
    Поэзия
    Гавриил Державин [1]
    Поэзия
    Василий Жуковский [1]
    Поэзия
    Александр Пушкин (из князей Рюриковичей) [1]
    Поэзия
    Михаил Лермонтов [1]
    Стихи
    Афанасий Фет [1]
    Поэзия
    Фёдор Тютчев [1]
    Поэзия
    Николай Некрасов [1]
    Поэзия
    Нестор Летописец [1]
    Поэзия
    Иван Тургенев [1]
    Поэзия
    Александр Блок [1]
    Поэзия
    Анна Ахматова [1]
    Поэзия
    Марина Цветаева [1]
    Поэзия
    Иван Савин (Саволайнен) [2]
    Поэзия
    Сергей Есенин [1]
    Поэзия
    Константин Симонов (из князей Оболенских) [1]
    Поэзия
    Иван Бунин [3]
    Поэзия
    Вильям Шекспир [1]
    Поэзия
    Роберт Бёрнс [1]
    Поэзия
    Шарль Бодлер [1]
    Поэзия
    Николай Гумилёв [1]
    Поэзия
    Николай Туроверов [1]
    Поэзия
    Арсений Несмелов (Митропольский) [1]
    Поэзия
    Анатолий Витальевич Осипов [4]
    Поэт, историк, публицист.
    Вероника Тушнова [1]
    Поэзия
    Произведения других авторов [95]
    Интересные материалы
    Антон Павлович Чехов [1]
    Писатель и драматург.
    Юлия Друнина [1]
    Поэзия
    Евгения Киреева-Столповская (из князей Дембицких) [2]
    Музыкант, художница и поэтесса.

    Поиск

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 45

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Произведения других авторов » Арсений Несмелов (Митропольский)

    Стихи
    Стихотворения Арсения Несмелова




    В сочельник


    Нынче ветер с востока на запад,
    И по мерзлой маньчжурской земле
    Начинает поземка, царапать
    И бежит, исчезая во мгле.

    С этим ветром, холодным и колким,
    Что в окно начинает стучать,-
    К зауральским серебряным елкам
    Хорошо бы сегодня умчать.

    Над российским простором промчаться,
    Рассекая метельную высь,
    Над какой-нибудь Вяткой иль Гжатском,
    Над родною Москвой пронестись.

    И в рождественский вечер послушать
    Трепетание сердца страны,
    Заглянуть в непокорную душу,
    В роковые ее глубины.

    Родников ее недруг не выскреб:
    Не в глуши ли болот и лесов
    Загораются первые искры
    Затаенных до сроков скитов,

    Как в татарщину, в годы глухие,
    Как в те темные годы, когда
    В дыме битв зачиналась Россия,
    Собирала свои города.

    Нелюдима она, невидима.
    Темный бор замыкает кольцо.
    Закрывает бесстрастная схима
    Молодое, худое лицо.

    Но и ныне, как прежде, когда-то,
    Не осилить Россию беде.
    И запавшие очи подняты
    К золотой Вифлеемской звезде.



    Цареубийцы

    Мы теперь панихиды правим,
    С пышной щедростью ладон жжем,
    Рядом с образом лики ставим,
    На поминки Царя идем.
    Бережем мы к убийцам злобу,
    Чтобы собственный грех загас,
    Но заслали Царя в трущобу
    Не при всех ли, увы, при нас?
    Сколько было убийц? Двенадцать,
    Восемнадцать иль тридцать пять?
    Как же это могло так статься, -
    Государя не отстоять?
    Только горсточка этот ворог,
    Как пыльцу бы его смело:
    Верноподданными - сто сорок
    Миллионов себя звало.
    Много лжи в нашем плаче позднем,
    Лицемернейшей болтовни,
    Не за всех ли отраву возлил
    Некий яд, отравлявший дни
    И один ли, одно ли имя,
    Жертва страшных нетопырей?
    Нет, давно мы ночами злыми
    Убивали своих Царей.
    И над всеми легло проклятье,
    Всем нам давит тревога грудь:
    Замыкаешь ли, дом Ипатьев,
    Некий давний кровавый путь!




    Баллада о Даурском бароне

    К оврагу,
    где травы рыжели от крови,
    где смерть опрокинула трупы на склон,
    папаху надвинув на самые брови,
    на черном коне подъезжает барон.

    Он спустится шагом к изрубленным трупам,
    и смотрит им в лица,
    склоняясь с седла, -
    и прядает конь, оседающий крупом,
    и в пене испуга его удила.

    И яростью,
    бредом ее истомяся,
    кавказский клинок,
    - он уже обнажен, -
    в гниющее
    красноармейское мясо, -
    повиснув к земле,
    погружает барон.

    Скакун обезумел,
    не слушает шпор он,
    выносит на гребень,
    весь в лунном огне, -
    испуганный шумом,
    проснувшийся ворон
    закаркает хрипло на черной сосне.

    И каркает ворон,
    и слушает всадник,
    и льдисто светлеет худое лицо.
    Чем возгласы птицы звучат безотрадней,
    тем,
    сжавшее сердце,
    слабеет кольцо.

    Глаза засветились.
    В тревожном их блеске -
    две крошечных искры.
    два тонких луча...
    Но нынче,
    вернувшись из страшной поездки,
    барон приказал:
    Позовите врача!

    И лекарю,
    мутной тоскою оборон,
    ( шаги и бряцание шпор в тишине),
    отрывисто бросил:
    Хворает мой ворон:
    увидев меня,
    не закаркал он мне!

    Ты будешь лечить его,
    если ж последней
    отрады лишусь - посчитаюсь с тобой!..
    Врач вышел безмолвно,
    и тут же в передней,
    руками развел и покончил с собой.

    А в полдень,
    в кровавом Особом Отделе,
    барону,
    - в сторонку дохнув перегар -
    сказали:
    Вот эти... Они засиделись:
    Она - партизанка, а он - комиссар.

    И медленно,
    в шепот тревожных известий, -
    они напряженными стали опять, -
    им брошено:
    на ночь сведите их вместе,
    а ночью - под вороном - расстрелять!

    И утром начштаба барону прохаркал
    о ночи и смерти казненных двоих...
    А ворон их видел?
    А ворон закаркал? -
    барон перебил...
    И полковник затих.

    Случилось несчастье! -
    он выдавил
    ( дабы
    удар отклонить -
    сокрушительный вздох), -
    с испугу ли, -
    все-таки крикнула баба, -
    иль гнили объевшись, но...
    ворон издох!

    Каналья!
    Ты сдохнешь, а ворон мой - умер!
    Он,
    каркая,
    славил удел палача!...
    От гнева и ужаса обезумев,
    хватаясь за шашку,
    барон закричал:

    Он был моим другом.
    В кровавой неволе
    другого найти я уже не смогу! -
    и, весь содрогаясь от гнева и боли,
    он отдал приказ отступать на Ургу.

    Стенали степные поджарые волки,
    шептались пески,
    умирал небосклон...
    Как идол, сидел на косматой монголке,
    монголом одет,
    сумасшедший барон.

    И шорохам ночи бессоной внимая,
    он призраку гибели выплюнул:
    Прочь!
    И каркала вороном -
    глухонемая,
    упавшая сзади,
    даурская ночь.

    -----------------------

    Я слышал:
    В монгольских унылых улусах,
    ребенка качая при дымном огне,
    раскосая женщина в кольцах и бусах
    поет о бароне на черном коне...

    И будто бы в дни,
    когда в яростной злобе
    шевелится буря в горячем песке, -
    огромный,
    он мчит над пустынею Гоби,
    и ворон сидит у него на плече.




    Переходя границу

    Пусть дней не мало вместе пройдено,
    Но вот не нужен я и чужд,
    Ведь вы же женщина - о Родина! -
    И, следовательно, к чему ж
    Все то, что сердцем в злобе брошено,
    Что высказано сгоряча:
    Мы расстаемся по-хорошему,
    Чтоб никогда не докучать
    Друг другу больше. Все, что нажито,
    Оставлю вам, долги простив, -
    Все эти пастбища и пажити,
    А мне просторы и пути.
    Да ваш язык. Не знаю лучшего
    Для сквернословий и молитв,
    Он, изумительный, - от Тютчева
    До Маяковского велик.
    Но комплименты здесь уместны ли, -
    Лишь веждивость, лишь холодок
    Усмешки, - выдержка чудесная
    Вот этих выверенных строк.
    Иду. Над порослью - вечернее
    Пустое небо цвета льда.
    И вот со вздохом облегчения:
    Прощайте, знаю: Навсегда.



    СУВОРОВСКОЕ ЗНАМЯ


    Отступать! -- и замолчали пушки,
    Барабанщик-пулемет умолк.
    За черту пылавшей деревушки
    Отошел Фанагорийский полк.
    В это утро перебило лучших
    Офицеров. Командир сражен.
    И совсем молоденький поручик
    Наш, четвертый, принял батальон.
    А при батальоне было знамя,
    И молил поручик в грозный час,
    Чтобы Небо сжалилось над нами,
    Чтобы Бог святыню нашу спас.
    Но уж слева дрогнули и справа, --
    Враг наваливался, как медведь,
    И защите знамени -- со славой
    Оставалось только умереть.
    И тогда, -- клянусь, немало взоров
    Тот навек запечатлело миг, --
    Сам генералиссимус Суворов
    У святого знамени возник.
    Был он худ, был с пудреной косицей,
    Со звездою был его мундир.
    Крикнул он: "За мной, фанагорийцы!
    С Богом, батальонный командир!"
    И обжег приказ его, как лава,
    Все сердца: святая тень зовет!
    Мчались слева, набегали справа,
    Чтоб, столкнувшись, ринуться вперед!
    Ярости удара штыкового
    Враг не снес; мы ураганно шли,
    Только командира молодого
    Мертвым мы в деревню принесли...
    И у гроба -- это вспомнит каждый
    Летописец жизни фронтовой, --
    Сам Суворов плакал: ночью дважды
    Часовые видели его.
    Категория: Арсений Несмелов (Митропольский) | Добавил: ostoslavskij (12.05.2013)
    Просмотров: 294 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]